Моменты красоты

Так же, как я работала с Биллом, я стала работать и с другими умирающими пациентами. Я отказалась от убеждения, что моя миссия — спасти их, и стала спрашивать: «Что вас больше всего волнует прямо сейчас? Что я могу сделать, чтобы вы могли пройти через это наиболее целостно? Что я могу сделать, чтобы вы могли гордиться своей смертью?» Кому-то нужно было помочь организовать телефонный звонок, чтобы сказать последнее «прощай!» тем, кого этот человек любил, или помириться с кем-то, кого ненавидел. Кто-то хотел, чтобы ему просто подавали его лекарство или массировали ноги. Я открыла для себя, что эти последние месяцы, недели, дни, минуты могут быть невероятно ценными и жизненно важными — если люди Говорят Правду, лицом к лицу встречаются со своими самообманами и иллюзиями и сосредоточиваются на том, что действительно имеет для них значение. Мы говорили и о сожалениях — как бы они стали жить, если бы только у них было больше времени. И, что намного более важно, мы говорили о том, как целостно и осознанно они могут прожить свои последние минуты. Мое задание им было — собирать Моменты Красоты и делиться со мной, когда я приходила их навестить. Я просила их выйти за пределы круга своих страданий, оглядеться вокруг и найти нечто, что откликалось в их сердце Красотой.

О силе Моментов Красоты я узнала от Дианы, милой женщины, тело которой медленно разрушал рак. Она решила провести свои последние дни дома. Я регулярно посещала ее и помогала дышать, так как ее легкие были поражены многочисленными опухолями. Она лежала, задыхаясь и кашляя, пока я направляла на нее энергию с намерением заставить сосуды ее бронхов расшириться и дать телу больше драгоценного кислорода. При этом я чувствовала, как у меня под руками она сопротивляется.

Я описала ей каменные изваяния, которые видела в Юте, — волшебным образом закручивающиеся скальные пики безумной формы, которые своей устремленностью в небо, казалось, полностью отрицают земное притяжение.

— Как вы думаете, кто придал им их форму? — спросила я. И сама ответила на свой вопрос: — Форму им придал ветер. Именно так вам и надо теперь дышать при ваших опухолях. Вы должны дышать, как ветер, придающий форму камням, дыханием придавая форму тому, что осталось от вашего тела.

Так я помогла Диане сосредоточиться на втягивании в себя воздуха таким образом, чтобы он миновал пораженные и закупоренные места, подобно ветру, придающему форму камням, но не вступающему с ними в конфликт. После этого ее дыхание нормализовалось, а тело обрело покой.

Вместе с Дианой мы придумали, как избавиться от всего, что заставляло ее сопротивляться. Когда боль усилилась и Диана больше не могла ходить и стоять, ее жизнь ограничилась кроватью, в которой она лежала, подключенная к медицинской аппаратуре жизнеобеспечения. Окружающий мир теперь приносили к ней мы — те, кто ее навещал.

— Поделитесь со мной сегодня Моментом Красоты? — спросила я. — Расскажете мне о том красивом, что вам удалось увидеть?

Об улыбке ее юного сына. О цветах за окном. Даже о шумных соседях-подростках, чье дурачество иногда мешало ее отдыху. Диана находила Красоту во всем и рассказывала мне об этом. При каждой нашей встрече мы обязательно делились Моментами Красоты, рассказывая друг другу, что именно в этом моменте было самым значимым для нас. Диана поражала меня — на пороге смерти, лежа в своей кровати, она заявляла: «Я живу замечательной жизнью». И все же у нее было одно сожаление — цель, которой она не достигла. Страстная буддистка, Диана хотела стать бодхисаттвой, существом, чье просветление неизбежно, а мудрость служит вдохновением другим людям. Когда я рассказала о ней своему другу-буддисту, он довольно улыбнулся:

— Но она же и есть бодхисаттва! Она лежит там, умирая, и все равно старается заботиться о других.

Я передала его слова Диане, и она была очень рада такому наблюдению моего друга.

Потом, несмотря ни на что, стало ясно, что телу Дианы пришло время прекратить борьбу; она достаточно боролась со своей болезнью, испытала достаточно страшной боли. Но Диана колебалась и не хотела сдаваться.

— Что бы вы хотели сделать перед смертью? — спросила я ее.

— Я не могу уйти, — ответила она. — Ведь здесь люди, которых я люблю. Смерть означала для нее, что она должна покинуть любимого мужа и юного сына, а об этом думать она не могла — это разбивало ей сердце. Она не хотела уходить, но и оставаться было для нее мучительно — слишком сильную боль ей приходилось испытывать.

— Диана, пусть наша любовь к вам станет вашими крыльями, — сказала я. — Пусть любовь не привязывает вас к земле, а позволит вам взлететь. Для вас обратной дороги нет, Диана. Пришло время отправляться.

Диана откинулась на подушки, ее тело заметно расслабилось. Она все прекрасно поняла. Ей нужно было, чтобы ее отпустили и показали путь. Теперь у нее это было. Она смогла посмотреть в лицо смерти, опираясь на огромную любовь к своей семье и друзьям, и завершить духовную трансформацию. Несколько дней спустя Диана впала в кому и умерла, примирившись с собой и со своей смертью.

(с) Ана Форрест “Форрест-йога: танец с драконами”
взято с сайта run.in.ua
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s